8 495 115 26 13 

 

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО (МУСУЛЬМАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО "СИАР") ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННОЕ ПРИМЕНЕНИЕ.

В мусульманской правовой семье существует комплекс религиозно – правовых норм, регулирующих вопросы международных отношений, которые предписывают, как главе государства, так и обычным гражданам(подданным), определенные модели поведения в различных ситуациях, в политической сфере, в сфере отношений с иностранными частными лицами и т.д. Комплекс данных норм в мусульманском праве называется «Сиар».

 

Доподлинно не известно кто именно ввел данный термин в широкое употребление, однако существует две доминирующие точки зрения: одна из них связана с суннитским восприятием ислама, другая с шиитским.

 

Существует ряд ранних мусульманских правоведов, известных своим опытом в сиаре это имам Аль-Шаби, имам Абу Ханифа, имам Абу Юсуф, имам Ибн Аль-Хасан Аш-Шайбани, имам Суфьян Аль-Саври , имам Зейд Ибн Али, и многие другие.

 

Имам Шаби был крупным специалистом из Куфы и был послан халифом Омейядов в Рим в качестве посла. Он хорошо разбирался в истории походов пророка Мухаммеда. По данным Хатиба Аль-Багдади, Абдуллах Ибн Умар услышал рассказ Имама Шаби об этих походах и был настолько впечатлен, что он заметил: «А что если он принимал участие с нами в этих кампаниях». Исходя из этого можно сделать вывод, что Шаби был очень хорош в описании кампаний времен Мухаммеда и его сподвижников. Хотя историки описывали его опыт в сиаре, лишь как знание о походах Мухаммеда и о его действиях в ходе этих компаний, без указания о создании им какого - либо источника из области сиара.

 

Имам Абу Ханифа – мусульманский правовед, мнение которого является относительно авторитетным при толковании сиара.

 

По данным исследований он был первым факихом, который использовал термин сиар для обозначения свода правил, регулирующих отношения между мусульманским государством и немусульманскими государствами во время войны и мира. Самая ранняя книга под названием «Китаб Аль-Сияр» была написана Абу Ханифой, которая, в свою очередь, преподавалась им его ученикам, некоторые из этих учеников редактировали ее и дополнили. Эти лекции были в некоторых случаях отнесены к авторству учеников, а не Абу Ханифа. Например, «Аль-Сияр Хасана Ибн Зияда», «Китаб Аль-Сияр Ибрахим Аль-Фазари», «Китаб ас-Сиар аль-Сагир» авторства Мухаммада аш-Шайбани.

 

Что касается последнего указанного ученика Абу – Ханифы и его труда, то на этом следует остановиться подробнее, поскольку, указанная выше книга содержит в себе важные, отчасти теоретически кодифицированные, нормы относящиеся к международному праву, в частности, нормы, связанные с наставлениями Мухаммеда, посвященными правилам ведения войны и международным отношениям, подробно рассматриваются вопросы заключения мира, перемирия, отдельно регламентируется право контрибуций, а так же другие нормы, которые будут подробнее рассмотрены ниже.

 

В труде «Китаб ас-Сиар аль-Сагир» Шайбани описал правила ведения войны и правила международных отношений следующим образом:

 

Воевать разрешается только с не мусульманами, в частности отмечается, что речь идет о «многобожниках», т.е. язычниках.

 

Не разрешается злоупотреблять положением победителя, в случае победы, так же, устанавливается строгий запрет на совершение предательства и на убийства детей. Подробно описан вопрос поведения победителя мусульманина к побежденным не мусульманам, таким образом «Китаб ас-Сиар аль-Сагир» предписывает победителю предложить побежденным язычникам принять ислам, если они принимают ислам, то совершать какие либо враждебные действия против них строго воспрещалось. Наряду с этим, победитель должен им предложить переехать и покинуть свою территорию. В случае, если они этого не сделают, на проигравшую, подчиненную сторону ложились все обязанности, необходимые для мусульман, а так же они лишались возможной доли в трофеях, добытых в ходе компании. Однако, если проигравшая сторона отказывается принять ислам, она могла заплатить специальный налог под названием джизиах, что гарантировало им неприкосновенность по религиозному признаку.

 

Правила ведения войны предписывают не сразу принимать капитуляцию сдающейся стороны, предостерегая от попадания в ловушку «троянского коня». Указанные правила рекомендуют не давать никаких гарантий проигрывающей стороне, в обмен на их капитуляцию.

 

Правила, так же, подробно регулируют вещные отношения, относительно трофеев в период военных действий, а именно: сообщается, что если кто то из солдат или полководцев утратил вещь в ходе военных действий, а затем обнаружил ее в завоеванных трофеях, то он обязан ее выкупить, если же он нашел ее раньше, до начала раздела трофеев, то он может забрать ее без выкупа. Так же, рабы, женщины и дети, не достигшие возраста эмансипации не имеют права на долю в трофеях. В свою очередь, непосредственно раздел трофеев производится на вновь приобретенных территориях, включенных во владения победившей стороны. Всадникам, согласно предлагаемым Шейбани правилам, предоставлялась в два раза большая доля в добыче, чем пехотинцу. Государь же имеет право преимущественного выбора части трофеев. Если кто то из врагов перейдет на сторону мусульман, то им предназначалось выплатить долю добытых трофеев в случае победы. Устанавливалась необходимость раздела трофеев с солдатами, которые не участвовали непосредственно в том или ином сражении по объективным причинам. Однако, правила предписывают мусульманам, что они не должны делиться трофеями с евреями, если те выступали их союзниками.

 

Наряду с указанными выше положениями, правила указывают норму, регулирующую приоритет в отношении тех, кто подлежит воинской службе, таким образом, предпочтение в военной службе отдается неженатым лицам.

 

Кроме того, устанавливался запрет на союзнические отношения со всеми не мусульманами, в частности, с евреями.

 

Что касается военных налогов, то правила предписывают вводить однократный военный налог на той или иной территории, вместе с тем можно строго обозначить круг лиц, которые подлежали военному налогообложению.

 

Устанавливается строгий запрет на убийство женщин, а так же запрет на издевательства над телами убитых врагов.

 

Правила регулируют специальные механизмы получения свободы пленником - он может получить свободу либо приняв ислам, либо, если за него будет заплачен выкуп, так же он может быть освобожден в знак доброй воли.

 

Теперь подробнее остановимся на некоторых нормах, регулирующих заключения мира и право контрибуций по Шейбани, их можно условно разделить на три группы: общие положения о мирном договоре, соглашения о мире при условии, что мусульмане должны платить определенную сумму в год для неверующих (на условиях контрибуции), юридическая сила свидетельских показаний в отношении мустаминов, правовое положение военнослужащих, находящихся на исламской территории в качестве послов.

 

Общие положения о мирном договоре:

 

Данная группа норм предусматривает, что если проигравшей стороны правитель при заключении договора требует гарантий, что он будет

 

свободным в своих действиях, относительно управления своим народом и государством, исходя из принципов, которые не допустимы в исламе, то такие гарантии не подлежат удовлетворению. Если же соглашение о перемирии или гарантиях заключено на таких условиях он будет ничтожным в той части, которая противоречит религиозно – правовым нормам ислама. В том случае, если поверженный государь не идет на эти условия, то он и его сподвижники подлежали изоляции. Если после заключения соглашения бывший или поверженный правитель ведет шпионскую борьбу против мусульман, то этот акт не может рассматриваться как нарушение соглашения, но бывший государь может быть наказан за этот акт, в том числе может быть лишен свободы. Кроме того, если он все еще совершает убийства мусульман или его люди делают это, это не будет считаться нарушением договора с его стороны. Однако, такие лица так же будут подвергнуты наказанию.

 

Согласно правилам, если люди, проживающие на враждебной территории желают заключить перемирие на неопределенный период времени без уплаты какой-либо контрибуции, имам должен рассмотреть эту просьбу: если он считает выгодным для мусульман по каким - либо соображениям, он может удовлетворить эту просьбу. Если, после заключения перемирия, государь сочтет его невыгодным для мусульман он должен публично отказаться от договора и возобновить войну (один из прообразов современного международно – правового принципа «эстоппель»).

 

Положения, касающиеся соглашения о мире при условии, что мусульмане должны платить определенную сумму в год для неверующих (на условиях контрибуции), а так же положения, касающиеся вещных отношений, не связанных с трофеями и контрибуцией:

Наряду с вышеотмеченным, Шейбани говорит о том, что если враг воюет против мусульман и предлагает им капитулировать при обязанности платить определенную сумму в год, в качестве контрибуции, и, если

непринятие данного условия влечет угрозу существованию мусульман, то в заключении мира на подобных условиях нет нарушения норм мусульманского права.

Правила достаточно подробно регулируют, не связанные с трофеями и контрибуциями, вещные отношения, которые в период войны, связанны с имуществом вражеской стороны и ее представителей.

 

Исходя из этого, если на группу людей на территории конфликта произойдет нападение, это позволит приобрести нападающим право собственности на то, что они захватили (их имущество и рабов). Торговцы, в свою очередь, не должны отказывать в торговле с такими лицами, за исключением торговли лошадьми, вооружением, и тому подобным (тем что имеет непосредственное военное приминение). В свою очередь, когда «мустамин» (гражданин территории войны, въезжающий на исламскую территорию с разрешения) покупает раба мусульманина или раба другого вероисповедания на исламской территории, или же один из его рабов, кто пришел вместе с ним принимает ислам, ему не будет позволено взять его обратно на территорию войны. Если «мустамин» возвращается на территорию войны после возникновения долгов на территории ислама, после чего он был взят в плен (в последующем бою), или же он был убит, то все его долги и депозиты станут недействительными. Кроме того, его рабы перестают быть рабами, за исключением тех, которым был предоставлен «тадбир»(вольный режим у рабов) на исламской территории. Последние будут считаться свободными.

 

Представителю враждебной территории, въехавшему на исламскую территорию гарантирована безопасность, однако, если он хочет вернуться на враждебную территорию, ему будет позволено взять с собой любое вьючное животное, оружия, стальные или железные предметы или рабов, мусульман или не мусульман, приобретенных на исламской территории. Словом, ему не будет запрещено брать с собой то, что он сам привез с враждебной территории. Стоит сказать, что такой человек не имеет права вывозить с исламской территории на враждебную территорию оружие.

 

Юридическая сила свидетельских показаний в отношении мустаминов:

 

Согласно книге Шейбани, когда «мустамин» умирает на исламской территории, оставив какую либо собственность, а его наследники находятся на враждебной территории, его имущество должно храниться до момента появления наследников с доказательствами наличия прав на наследуемое имущество. Если они предоставят свидетелей из числа уважаемых людей, их показания будут иметь высшую юридическую силу. Стоит отметить, что любой документ, выданный правительством враждебной территории не будет принят, даже если группа мусульман будет свидетельствовать в его пользу.

 

Правовое положение военнослужащих, находящихся на исламской территории в качестве послов:

 

Если военный находится на исламской территории и утверждает, что он эмиссар и передает письмо от своего государя, ему будет обеспечена безопасность, в том случае если факт письма будет подтвержден. Ему гарантируется безопасность, пока он доставляет сообщение и возвращается на свою территорию. Но если факт письма не подтвержден, то этот человек и его имущество расцениваются как «фай» (вид дохода, при котором имущество врага достается мусульманам без воинственных операций. Имущество «фай» переходит в пользу государства и не может быть распределено между воинами, как обыкновенный военный трофей).

 

Таким образом, если военный въезжает на исламскую территорию без разрешения служб безопасности, он будет считаться рабом любого, кто возьмет его в плен. Однако, если он принял ислам, прежде чем был взят в плен кем либо, то он должен являться свободным, по словам Абу Юсуфа и Шайбани, но по данным Абу - Ханифы, он будет считаться как «фай» для мусульман, вне зависимости от того взят ли он в плен, прежде чем принял ислам или после этого.

 

Теперь обратимся к шиитской теории появления термина «сиар». Известно, что наиболее подробно данная теория прорабатывалась представителями зейдитского мазхаба, в частности, таким юристом как Абу Халид и основателем самого зейдитского мазхаба имамом Зейдом Ибн Али.

 

Однако, труды Абу Халида не могут быть приняты в качестве источника (с суннитской точки зрения), поскольку он обвиняется суннитскими учеными в фабрикации хадисов, в то же время его труды являются надежным источником для последователей имама Зейда Ибн Али (мусульман шиитского толка, зейдитского мазхаба), так же, авторство этих работ доподлинно неизвестно: составлены ли они имамом Зейдом и Абу Халидом или эти сведения просто записаны и собраны от его имени. Или же он (имам Зайд) поделился своими идеями с учениками и один из них обработал их и придал им вид книги. Однако, последние исследования показывают, что повествование Абу Халида не может рассматриваться мусульманами суннитского толка в качестве источника, поскольку он был заподозрен в фабриковании хадисов. С точки зрения суннитов, посмотрев на содержание его работы и ее сравнение с «Муатта» имама Малика кажется, что она лучше по содержанию, чем «Муатта» Абу Юсуфа. Кроме того, данные, содержащиеся в книге сформированы под влиянием иракских правоведов (Абу Ханифы, Абу Юсуфа).

 

Из приведенного выше можно сделать вывод, что с точки зрения мусульман суннитского толка, «приписывание» использования слова «сиар» имаму Зайду не совсем верно, Однако, вместе с тем, достоверно известно, что, имам Абу Ханифа так же использовал этот термин для обозначения такого понятия, как международное право.

 

Таким образом, можно обобщить указанные выше источники и подвести относительно единую структуру источников, касающихся мусульманского международного права, о чем подробнее будет сказано ниже.

 

Поскольку сиар является неотъемлемой частью мусульманского свода законов, его источники такие же, как и источники мусульманского права в целом. Существует три основных источниках исламского права, а именно, Коран, Сунна, Иджма и вторичных источников, а именно, аналогии (Кийас), общественных интересов (маслаха), обычай и многие другие. Это источники Сиара. Однако, при изучении книг Шайбани, Абу Юсуфа и других юристов, можно найти много других источников, используемых ими при принятии решения. К ним относятся (помимо упомянутых выше):

1. Практика ранних(праведных) халифов;

2. Арбитражных решений;

3. Договоры.

 

Хамидулла упомянул так же иные источники, например: практика других мусульманских правителей помимо юристов, официальные инструкции для командиров, адмиралов, послов и других государственных должностных лиц, внутреннее законодательства международного характера и односторонние заявления. Однако, все они уже подразумеваются в поведении халифов.

 

Как было сказано выше, мусульманское международное право, как и другие отрасли мусульманского права, в основном базируется на двух основополагающих источниках - Коране и Сунне. Как и другие отрасли мусульманского права, его нормы разработаны в соответствии с практикой поведения, установленной пророком Мухаммедом в его отношениях с немусульманами. Термин сиар (в вольном переводе означает поведение или вести себя) свидетельствует о том, что поведение пророка в своем международном общении представляет собой основу, на которой были разработаны подробные нормы закона.

 

Исламский закон предусматривает всеобъемлющие правила, касающиеся отношений между исламскими государствами и немусульманскими государствами во время войны и мира. Это сложный набор правил, касающихся в частности: поводов обращения к войне, договоров, ведения войны, особенно регламентируется то какие лица не должны стать жертвами в ходе войны, какие объекты должны быть защищены, права военнопленных, прекращение их плена, и последствия войны.

 

Мусульманское право также подробно регламентирует, как следует поступать с мятежниками и предателями, содержит набор правил, обязательных для руководства мусульманским государством, заключения сделок с немусульманскими гражданами, проживающими в мусульманском государстве (данные отношения были также предметом сиара в раннем Исламе); как общаться с иностранцами, особенно с коммерсантами из немусульманских народов, которые посещают мусульман с целью занятия коммерцией или с просьбой о предоставлении убежища или защиты от мусульманских лиц, или же государства, так же подробно регулируется неприкосновенность послов, а также множество других вопросов, которые являются важными для ведения дел мусульманского государства на международной арене. Эти правила были задуманы и полностью приняты мусульманским государством и имеют равный статус среди других норм мусульманского права.

 

Коран и Сунна являются древними источниками права для мусульман и представляют неизменную суть права, которая дает стабильность и преемственность мусульманскому образу жизни в мире, который характеризуется изменчивостью. Тот факт, что в Коране и Сунне существует ряд основополагающих принципов, которые регулируют отношения между мусульманами и немусульманами в мирное время не оставляет сомнений, что конфликты между ними на религиозной почве не имеют большого веса. Ряд аятов в Коране гласит, что первоначальный и постоянный характер отношений между мусульманами и немусульманами это мир и понимание, а не война и вражда. Коран четко регламентирует, что мусульмане должны сделать выбор в пользу мира, как только противник выбирает его. (8:61). Коран устанавливает, что мусульмане не имеют права брать в руки оружие против людей, которые являются нейтральными; они должны предлагать мир (4:94). Кроме того, коран призывает мусульман быть добрыми и щедрыми к тем, кто не воюет против мусульман и не относиться к ним с несправедливостью (60:8). Указанные выше положения, так же являются существенными вопросами, которые могут возникнуть в ходе международных отношений и регулируются нормами сиара.

 

Что же касается сегодняшнего положения норм сиара и применения в современной международной правовой практике, то некоторые авторы считают, что мусульманское jus in bello(правила ведения войны) оказали влияние на европейские законы и обычаи, корни этоого кроются в временах Крестовых походов. По словам барона де Таубе, современные нормы публичного международного права, касающиеся объявления войны были восприняты из мусульманской доктрины, пройдя в рыцарские кодексы во время Крестовых походов, с одобрения христианской церкви, а затем в современное международное право. Это правда, что мусульманские народы не играют большой роли в формировании международного права в целом. Но причины очевидны: Турция, являющаяся представителем мусульман-суннитов в целом, была принята в европейское публичное право (название международного права в XIX веке) только в 1856 году. Турция сыграла очень важную роль в развитии международного гуманитарного права, с тех пор. Она не участвовала в 1863 конференции, на которой был учрежден Комитет Красного Креста, а затем в 1865 году она ратифицировала Женевские Конвенции 1864. С тех пор Турция принимала участие в каждой международной конференции, вплоть до падения Османской Империи в 1922 году, в результате чего Турция стала светской республикой. Большинство остальных мусульманских государств, независимых сегодня, были колонизированы в то время и им не отводилось никакой роли в международном праве. Однако, во второй половине ХХ века, мусульманские государства начали играть свою роль в формировании международного права. Например, в декларации ООН «О социальных и правовых принципах», в части воспитания и усыновлении на национальном и международном уровнях, в ходе переговоров, большинство мусульманских государств, включая Пакистан, отказались согласовывать положения о «принятии» и рассматривать данные положения, так как они противоречат принципам исламского права. Таким образом, Генеральная Ассамблея ООН частично признала принцип «кафала» по мусульманскому праву означающий эквивалент гуманитарным принципам, которые могут применяться государствами, исповедующими ислам. Кроме того, ряд мусульманских государств-членов ООН, сделали оговорки в своих ратификационных актах к пакту «О социальных и политических правах» 1966 года, а также Конвенции «О предотвращении всех форм дискриминации в отношении женщин» 1979 года.

 

Некоторые ученые воспринимают интеграцию исламских государств в современном сообществе наций как «подчинение». Довод подчинения основан на презумпции, что международное публичное право - это светский закон, однако сиар это комплекс религиозно - нормативных положений, и в случае его принятия в качестве равного источника международного публичного права он был бы необходим для введения части исламского права в не немусульманских государствах, большинство из которых являются светскими. Однако, это было бы нарушением принципа невмешательства в дела других государств, а так же данная ситуация создала бы множество серьезных коллизий, при распространении норм сиара только лишь на мусульманские государства.