8 495 115 26 13 

 

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ (НА ПРИМЕРЕ ПРИМЕНЕНИЯ ОРУЖИЯ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ КАК СРЕДСТВА ВЕДЕНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ).

Содержание:

 

Введение

Раздел I. Разработка оружия массового поражения

Раздел II. Применение оружия массового поражения

Раздел III. Юридическая ответственность за применение оружия массового поражения

Заключение

Список использованной литературы

Источники

 

Введение.

 

Проблема юридической ответственности за применение химического оружия актуальна и сегодня. Некоторые страны не брезгуют использовать ОМП в локальных конфликтах, практически не неся никаких санкций. Эта проблема возникла еще в начале прошлого века, многие документы послужили основой международного гуманитарного права, сформулированные юридические определения таких понятий как «комбатант» не потеряли своего значения.

Цели: расширить собственный кругозор, выявить юридическую ответственность стран, принимавших непосредственное участие в войне.

 

Раздел I. Разработка оружия массового поражения.

 

Химическое оружие-оружие массового поражения, действие которого основано на токсических свойствах отравляющих веществ (ОВ), и средства их применения: артиллерийские снаряды, ракеты, мины, авиационные бомбы, газомёты, системы баллонного газопуска, ВАПы (выливные авиационные приборы), гранаты, шашки. Наряду с ядерным и биологическим (бактериологическим) оружием, относится к оружию массового поражения (ОМП).

Применение химических раздражителей было едва заметным. В условиях «окопной» или как ее еще называют «позиционной» войны, это обстоятельство могло означать лишь только продолжение долгого, тяжелого, истощающего как морально, так и физически, ведения боевых действий. Для более действенного продвижения по фронтовой линии и, главное с меньшими потерями, необходимо было изобрести оружие гораздо большей мощности.

Предшественниками знаменитых отравляющих веществ, а именно, хлора и иприта, являлись газы с раздражающим воздействием (слезоточивый газ). Первое химическое оружие, которое и составляли подобные препараты, не были направлены на полное уничтожение живой силы противника. Их главной задачей являлось выведение солдата из строя, а не доведение его до летального исхода. Первой страной, начавшей применять 26 мм гранаты, наполненные слезоточивым газом, была Франция (август1914 г). Но действие слезоточивого газа не позволяло добиться желаемого превосходства над силами врага, кроме того, запасы этилбромацетата (слезоточивого газа) быстро подошли к концу. Позже, это вещество было заменено на иной прототип – хлорацетон.

Первой страной, наладившей производство химического оружия (1915г.), была Германия. На ее территории химическими кампаниями BASF «Хехст» и «Байер» производился хлор, однако изначально, в качестве побочного продукта получения красителей. Но в сотрудничестве со знаменитым немецким химиком, ставшим лауреатом Нобелевской премии в

этой же научной области (1918г.), из института Кайзера Вильгельма в Берлине Фрицом Габером (1868-1934гг.), эти самые кампании начали разработку уже методов применения хлора против вражеских окопов.

Следующей страной, принявшей активное участие в разработке химического оружия и методов его применения, стала Франция (1915г.). Французский ученый Франсуа Огюст Виктор Гриньяр (1871-1935 гг.) также лауреат Нобелевской премии по химии, которую он разделил с Полем Сабатье (1912 г.), в 1915 г. синтезировал фосген. Это вещество было по своим характеристикам мощнее хлора и создано французами, чтобы преодолеть некоторые недостатки распыленного на Ипре хлора.

В Российской империи вопрос о разработке и применении химического оружия встал также как и в европейских странах в 1915 г. Еще на самом зачатке рассмотрения данного вопроса предложение было отклонено Верховным главнокомандующим по этическим соображениям. Однако успешный опыт применения оружия массового поражения Германией и не менее успешные разработки французских химиков заставили наше правительство пересмотреть свою точку зрения1.

2 июня 1915 г. начальник штаба Верховного Главнокомандующего Русской армией великого князя Николая Николаевича генерал Н. Н. Янушкевич отдал приказ о создании химических боеприпасов и снабжении ими войск. Летом, 3 августа, последовал еще один приказ о создании специальной комиссии по заготовке удушающих средств под председательством начальника Центральной научно-технической лаборатории военного ведомства. Уже 4 августа того же года была создана комиссия «По изысканию способов применения на войне удушливых газов и борьбы с ними». В состав комиссии вошли самые известные профессора Томского исследовательского государственного университета: Николай Александрович Александров, Николай Васильевич Вершинин, Николай Георгиевич Курлов, Петр Павлович Орлов, Александр Петрович Поспелов и профессор технологического

института Яков Иванович Михайленко. Именно ТГУ (Томский исследовательский государственный университет), стал первым исследовательским центром, задачей которого являлась разработка химического оружия. Производился не хлор или фосген, а синильная кислота или, как ее называют химики, сианистоводородная кислота. Была реализована программа по развертыванию химического производства, которую координировал генерал-лейтенант и академик В. Н. Ипатьев.

Готовую продукцию отправляли по железной дороге в Петроград. Причем, сначала сильнейшие яды разливали в большие сосуды из обычного стекла. Емкости запаивали, обворачивали ватой и помещали в деревянные футляры. Затем все это вкладывалось в сундук с сеном и в таком виде отвозилось багажом в столицу, даже без объявления груза и без всякой охраны. И хотя случаев повреждения таких смертоносных посылок не было, чиновники Артиллерийского управления все же решили подстраховаться и приказали отправлять химическое оружие десятипудовых освинцованных бочках. С пуском газового завода производство отравляющих веществ выросло настолько, что его не успевали вывозить. Если с 3 февраля по 12 марта 1916 года изготовили 56 килограмм синильной кислоты, то с апреля ежедневно делали не менее 20 килограммов этой отравы, из-за чего очень остро встал вопрос хранения приготовленных ядов.

К осени 1916 года изготовление отравляющих веществ наладили в других местах, ближе к фронту, и с 1 сентября того же года их производство в Томске закрыли. Все изготовленные на заводе отравляющие вещества при этом вывезли, но часть исходных материалов и оборудования осталось2.

Также нельзя не вспомнить о средствах защиты от химического оружия. Сразу после первых применений стало очевидно, что те, кто оставался на своих местах и никуда не убегал; те кто не сидел в траншее, а находился на каком-либо возвышении, получили меньшие отравления, потому что хлор-газ тяжелее воздуха, поэтому он опускается к земле и имеет там более высокую

концентрацию. Особо сильно пострадали те, кто лежал на земле или на носилках. Хлор, однако, оказался не так эффективен, как полагали немцы, потому что после первых применений были применены средства защиты. Хлор имеет специфический запах и яркий зелёный цвет, за счёт чего его было достаточно легко обнаружить. Газ хорошо растворим в воде, поэтому самым простым и эффективным способом защиты от него было просто прикрывание лица влажной тканью.

Первый в мире фильтрующий противогаз был изобретен в Российской империи в 1915 году, Антанта приняла его на вооружение армии в 1916 году. Противогаз, основным сорбирующим материалом которого был активированный уголь, изобрел русский ученый, один из основоположников нефтехимии Николай Дмитриевич Зелинский. Конструкция противогазов совершенствовалась, через некоторое время противогазы имелись даже у лошадей.

 

Раздел II. Применение оружия массового поражения.

 

Применение проволоки и боевых отравляющих веществ в Первой Мировой войне перевернуло представление о ведении войны. Против боевого газа любое количество солдат и оружия любой мощности оказались бессильны. «Первая мировая война является одним из ключевых событий мировой истории. Она определила мировую эволюцию всего последующего времени. За четыре года произошла подлинная революция в экономике, коммуникациях, национальной организации, в социальной системе мира»3.

Как известно, первой страной, применившей оружие массового поражения (хлор) на реке Ипр в 1915г., была Германия. 22 апреля 1915 года немецкая армия распылила 168 тонн хлора около реки Ипр. В 17:00 подул слабый восточный ветер и газ начали распылять, он двигался в сторону французских позиций, образуя облака желтовато-зелёного цвета. Надо заметить, что немецкая пехота также пострадала от газа и, не имея достаточного подкрепления, не смогла использовать полученное преимущество до прихода британско-канадского подкрепления.

После применения Германией химического оружия на реке Ипр, оружие массового поражения было применено еще несколько раз. Многие попавшие в полевые госпитали солдаты в течение дня умирали в мучениях. В большинстве своем (в зависимости от газа), бойцы умирали на поле боя.

Одним из знаменитых сражений, где Германия вновь применила ОМП-нападение на русскую крепость Осовец. Тогда, во время обороны крепости, действие газов не оказало должного воздействия на наших солдат, которые отбросили немцев от крепости. Контратака русской армии в европейской истории была названа «атакой мертвецов». Несмотря на серьезные потери русской армии, особенно артиллерии, пехота продолжала активную оборону. Согласно воспоминаниям очевидцев того сражения, наши герои, измученные

действием поражающих ядовитых веществ, отравленные, изуродованные продолжали борьбу, не отдавая боевой инициативы врагу. Немцы были повергнуты в шок только от одного вида русских войск. Немцы начали устраивать газовые батареи в конце июля в несколько тысяч баллонов, батареи были хорошо замаскированы, к каждой группе батарей вел ход сообщения. Более 10 дней ждали немцы попутного (на крепость) ветра и, наконец, 6 августа в 4 часа пустили газ.

Германская пехота для штурма крепости была распределена следующим образом:

76-й ландверный полк атакует Сосня и Центральный редут и наступает по тылам Сосненской позиции к дому лесника, что у начала железнодорожной гати;

18-й ландверный полк и 147-й резервный батальон наступают по обе стороны железной дороги, прорываются к дому лесника и атакуют совместно с 76-м полком Заречную позицию;

5-й ландверный полк и 41-й резервный батальон атакуют Бялогронды и, прорвав позицию, штурмуют Заречный форт.

Общий резерв в составе 75-го ландверного полка и двух резервных батальонов наступает вдоль железной дороги и усиливает 18-й ландверный полк при атаке Заречной позиции.

Таким образом, для атаки Сосненской и Заречной позиций были собраны следующие мощные силы и средства:

13 — 14 батальонов пехоты,

1 батальон сапер,

24 — 30 тяжелых осадных орудий,

30 батарей отравляющего газа.

В ночь на 6 августа передовая позиция крепости Бялогронды — Сосня была занята такими силами:

Правый фланг (позиции у Бялогронды): 1-я рота Землянского полка и две роты ополченцев.

Центр (позиции от Рудского канала до центрального редута): 9, 10 и 12-я роты того же полка и рота ополченцев.

Левый фланг (позиция у Сосня): 11-я рота того же полка.

Общий резерв (у дома лесника): одна рота ополченцев.

Таким образом, Сосненскую позицию занимали пять рот 226-го пех. Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.

Высылаемый каждую ночь на передовые позиции батальон пехоты ушел в 3 часа на Заречный форт для отдыха.

В 4 часа 6 августа немцы пустили газ и открыли сильнейший артиллерийский огонь по железнодорожной гати, Заречной позиции, сообщениям Заречного форта с крепостью и по батареям плацдарма, после чего по сигналу ракетами пехота противника начала наступление.

Газы нанесли огромные потери защитникам Сосненской позиции — 9, 10 и 11-я роты Землянского полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемете; от трех рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулеметах.

При таких условиях немцы могли быстро овладеть всей передовой позицией и броситься на штурм Заречной позиции, однако наступление противника развивалось недостаточно быстро.

На правом фланге 76-й ландверный полк попал под свои же газы, понес огромные потери и, овладев Сосня, дальше не мог продвинуться, остановленный огнем остатков 12-й роты.

На левом фланге 5-й ландверный полк не мог проделать проходы в проволочных сетях Бялогрондской позиции, атака была отбита огнем защитников позиции, и атакующие роты (две или три) были отброшены в исходное положение. Наступление 41-го резервного батальона было остановлено появлением разведчиков 225-го полка из Осовца.

Боевые действия 18-го ландверного полка были более успешны: полк прорезал в проволочных сетях десять проходов и быстро овладел окопами первой и второй линий на участке Рудский канал — полотно железной дороги;

приспособив окопы около двора Леонова для стрельбы по тылам позиции, полк продолжал продвигаться по обе стороны железной дороги и скоро достиг грунтовой дороги на Бялогронды. Эта дорога проходила через единственный мост на Рудском канале, и занятие моста противником отрезало Бялогрондские позиции от остальных участков Сосненской позиции.

Комендант Сосненской позиции развернул роту ополченцев, представляющую общий резерв позиции, на песчаных буграх, вправо от окопов резерва, и приказал перейти в наступление; однако рота, потеряв более 50% отравленными и ранеными и деморализованная газовой атакой, задержать противника не смогла.

Создалось грозное положение: с минуты на минуту можно было ожидать, что немцы бросятся на штурм Заречной позиции — остановить их было некому.

Однако меры были приняты, комендант крепости, выяснив обстановку на Сосненской позиции, приказал начальнику 2-го отдела бросить в контратаку все, что можно, с Заречной позиции, крепостной артиллерии было приказано открыть огонь по окопам первого и второго участков Сосненской позиции и остальным войскам крепости быть готовыми к отражению штурма,

Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях отравленными, открыли стрельбу, и скоро огонь девяти тяжелых и двух легких батарей замедлил наступление 18-го ландверного полка и отрезал общий резерв (75-й ландверный полк) от позиции.

Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Земляческого полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии. Сосредоточенный огонь крепостной артиллерии по

окопам первой линии (двор Леонова) был настолько силен, что немцы не приняли атаки и спешно отступили.

14-я рота, соединившись с остатками 12-й роты, выбила немцев из окопов Сосня, взяв несколько человек пленными; немцы быстро отступили, бросив захваченные орудия и пулеметы.

К 11 час. Сосненская позиция была очищена от врага, крепостная артиллерия перенесла огонь на подступы к позиции, но противник атаки не повторил.

Так кончился этот штурм, на который немцы возлагали столько надежд. Велики были потери гарнизона крепости, но велико было и истощение германских полков; они не возобновили атаки, а обстановка на Сосненской позиции к 12 час. была для них крайне благоприятна — проходы в сетях были открыты, противоштурмовое вооружение на 50% уничтожено, на позиции находились три слабых утомленных роты, резервов на Заречной позиции не было.

В чем же заключается причина поражения германских войск, как могло случиться, что несколько десятков отравленных, утомленных стрелков 226-го полка обратили в бегство три полка германского ландвера?

Много было догадок по этому вопросу: говорили, что утром 6 августа немецкая пехота слишком рано пошла в наступление и понесла огромные потери от своих же газов, утверждали, что в 18-м ландверном полку началась паника, были высказаны предположения, что вообще ландверные полки, напуганные непроходимостью болот Бобра, с неохотой шли на штурм крепости, отбивая больше «шаг на месте», чем продвигаясь вперед, и пр. Может быть, здесь и есть доля правды, но действительная причина поражения германцев заключается в огромной выносливости русского солдата, его поразительной выдержке, стойкости и беззаветной храбрости.

Отражение газового штурма 6 августа 1915 г. является блестящей страницей в истории русской армии.

Газы, пущенные немцами 6 августа, имели темно-зеленую окраску-это был хлор с примесью брома. Газовая волна, имевшая при выпуске около 3 км по фронту, стала быстро распространяться в стороны и, пройдя 10 км, имела уже около 8 км ширины; высота газовой волны над плацдармом была около 10-15 м.

Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, большие потери несла во время стрельбы крепостная артиллерия; не участвующие в бою люди спаслись в казармах, убежищах, жилых домах, плотно заперев двери и окна, обильно обливая их водой.

В 12 км от места выпуска газа, в деревнях Овечки, Жодзи, Малая Крамковка, было тяжело отравлено 18 человек; известны случаи отравления животных-лошадей и коров. На станции Моньки, находящейся в 18 км от места выпуска газов, случаев отравления не наблюдалось.

Газ застаивался в лесу и около водяных рвов, небольшая роща в 2 км от крепости по шоссе на Белосток оказалась непроходимой до 16 час. 6 августа.

Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели.

Все медные предметы на плацдарме крепости-части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее-покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки-мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления.

Газ оказался мощным средством поражения и мог свободно конкурировать с бомбами большой мощности4.

Примером широкого применения химического оружия Россией является Брусиловский прорыв 1916г. Использовались снаряды как удушающего действия (хлорпикрин), так и ядовитого (фосген, венсинит). Полевой генерал-

инспектор телеграфировал начальнику ГАУ (Главное Артиллерийское Управление), что 76-мм снаряды в майском и июньском наступлении: «Оказали большую услугу армии». Как известно, в результате Брусиловского прорыва наша армия (Юго-Западный фронт) нанесла поражение австро-венгерской армии, продвинувшись вглубь территории противника до 120 км.

Великобритания выражала явное недовольствие тем, что Германия повсеместно применяет химическое оружие. Генерал-лейтенант Фергюсон назвал поведение Германии трусостью. Сами англичане также применяли химическое оружие. Их первая атака с применением оружия массового поражения была 25 сентября 1915г. в битве при Лоосе. Тогда попытка применить хлор обернулась большой неудачей для самих англичан5.

Великобритания осознала большую необходимость в химическом оружии и начала его активное применение. Более того, в 1917г. и 1918г. в количественном соотношении проводимых атак с использованием оружия массового поражения Великобритания опередила Германию. На тот период в странах Антанты производство химического оружия было не только окончательно налажено, но и само оружие выпускалось в большем количестве, чем в Германии. Германии слишком дорого обходилось выпускать новые газы с большим поражающим эффектом, собственно, она не могла все из-за тех же финансовых проблем сровняться со странами Антанты в выпуске уже известных газов о чем уже упоминалось. Следует отметить, что со вступлением в войну США выпуск иприта странами Антанты стал громадным и немцам, конечно, уже было не угнаться. Битва на реке Сомме-это только один элемент плана Антанты на 1916г., скоординировавшего наступления союзников. Повсеместно применялось химическое оружие и в этой битве. Союзным войскам удалось добиться поставленных задач, но ценой больших потерь.

Хотелось бы привести последний пример применения химического оружия, затем перейти к юридическому аспекту поднятой проблемы. Битва при Пашендейле или Третья битва при Ипре. Эта битва интересна тем, что именно

на ней впервые немецкими войсками был применен иприт (горчичный газ). Он был применен 12 июля 1917 г. у бельгийского города Ипр против англо-французских войск. Немцы стреляли минами, содержащими маслянистую жидкость6.

 

Раздел III. Юридическая ответственность за применение оружия массового поражения.

 

Вопросы о юридической ответственности за применение оружия массового поражения впервые были подняты на Гаагской конференции 1899 г., созванной по инициативе русского императора Николая II при участии 26 стран. Конференция приняла декларацию «О неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы». Германия проигнорировала принципы международного права, применив в 1915 г. хлор на реке Ипр против французских войск. Берлин парировал обвинение Антанты, указав на то, что Гаагская конференция запрещает применение только отравляющих снарядов, но не газов. Страны Антанты в ответ на игнорирование норм международного права приняли решение о разработке химического оружия на своих территориях7.

Если затронуть правовой аспект вопроса о санкциях в отношении Германии за нарушение международно-правовых принципов, ограничивающих методы и средства ведения войны, то Германию ожидало бы лишение права иметь современные виды вооружения. Именно эту меру пресечения мы можем наблюдать в Версальском мирном договоре 1919 г., официально завершившем Первую мировую войну.

Версальский мирный договор-договор, подписанный 28 июня 1919 года (ровно через пять лет после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда) в Версальском дворце во Франции, официально завершивший Первую мировую войну 1914-1918 годов. После длительных секретных совещаний условия договора были выработаны на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов и мирный договор был подписан между представителями с одной стороны стран-победительниц: Соединённых Штатов Америки, Британской империи, Франции, Италии и Японии, а также Бельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Эквадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом,

Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Королевством Югославия, Сиамом, Чехословакией, Уругваем и капитулировавшей Германией-с другой. Мирные договоры между странами Антанты и другими государствами, воевавшими на фронтах Первой мировой войны на стороне Германии были подписаны позже: с Австрией (Сен-Жерменский договор (1919))-10 сентября 1919 года, с Болгарией (Нёйиский договор)-27 ноября 1919 года, Венгрией (Трианонский договор)-4 июня 1920 года, Османской империей (Севрский мирный договор)-10 августа 1920 года. Позже Севрский мирный договор 1920 года заменил Лозаннский мирный договор 1923 года-один из основных итоговых документов Лозаннской конференции 1922-1923, подписанных 24 июля 1923 года Великобританией, Францией, Италией, Японией, Грецией, Румынией, Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, с одной стороны, и Турцией-с другой. Действие Версальского мирного договора вступило в силу 10 января 1920 года, после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами- Великобританией, Францией, Италией и Японией. Среди стран подписавших мирный договор три государства: США, Хиджаз и Эквадор впоследствии отказались его ратифицировать. В связи с нежеланием США связывать себя участием в Лиге Наций, в которой на тот момент преобладало влияние Великобритании и Франции и устав которой был составной частью Версальского мирного договора, Сенат США отказался ратифицировать данный мирный договор. Позже, в августе 1921 года, дипломаты США заключили с Германией особый договор, практически идентичный Версальскому мирному договору, однако не содержавший статей, касающихся Лиги Наций.

Германии, согласно документу, официально запрещалось иметь армию численностью более 100 тыс. человек, также запрещалось иметь современные виды вооружения. На Германию была возложена вся ответственность за ущерб, нанесенный в ходе боевых действий: Статья 227 обвиняет бывшего германского императора Вильгельма II в преступлении против международной

морали и требует преданию его суду как военного преступника. Статьи 228-230 объявляют многих других немцев военными преступниками. Статья 231 возлагает всю ответственность за войну на Германию и её союзников, которые должны нести всю полноту ответственности за весь нанесённый ущерб гражданскому населению союзников. Германия лишалась всех своих колоний, которые позднее были поделены между главными державами-победительницами на основе системы мандатов Лиги Наций. Германия по Версальскому мирному договору отказывалась от всех концессий и привилегий в Китае, от прав консульской юрисдикции и от всякой собственности в Сиаме, от всех договоров и соглашений с Либерией, признавала протекторат Франции над Марокко и Великобритании над Египтом. Права Германии в отношении Цзяочжоу и всей Шаньдунской провинции Китая отходили к Японии (вследствие этого Версальский договор не был подписан Китаем). Согласно статье 116 Германия признавала «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1 августа 1914 года», а также отмену Брестского мира 1918 и всех других договоров, заключённых ею с большевистским правительством. Статья 117 Версальского договора ставила под сомнение легитимность большевистского режима в России и обязывала Германию признать все договоры и соглашения союзных и объединившихся держав с государствами, которые «образовались или образуются на всей или на части территорий бывшей Российской империи». После прихода к власти нацистов ограничения, наложенные на Германию, должным образом не контролировались европейскими державами или же нарушения их намеренно спускались Германии с рук. В качестве примеров можно привести ремилитаризацию Рейнской области, аншлюс Австрии, отторжение Судетской области Чехословакии и последующую оккупацию Чехии и Моравии8.

Гаагская конференция 1907 г., в отличие от конференции 1899 г., более широко классифицирует орудия, на которые по тем или иным характеристикам следует наложить запрет. Гаагская конференция 1899 г. делала акцент на

запрете применения не столько оружия химического, сколько уже известных и широко применяемых, на тот период времени, опасных видов вооружения, к примеру, пули, сплющивающиеся в теле человека, при входе в него. Согласно 4-й Гаагской конвенции 1907 г., запрещается:

-использовать яды или отравленное оружие;

-убивать или ранить противника, который, положив оружие или не имея возможности обороняться, сдался;

-отдавать приказ не оставлять никого в живых, а равно угрожать или действовать таким образом;

-использовать оружие, боеприпасы или материалы, созданные с целью причинить излишние страдания;

-употреблять не по назначению флаг перемирия, национальный флаг, знаки различия и униформу, равно как и эмблемы, определенные в Женевской конвенции;

-уничтожать или конфисковывать собственность врага, если только это не продиктовано военной необходимостью;

-наносить удары по незащищённым городам, селениям и зданиям;

-объявлять приостановленными или лишенными силы права или требования подданных неприятельской державы.

Кроме того, запрещается использовать подданных неприятельской державы против их страны, даже если они состояли на военной службе в этом государстве до начала войны.

Также на Гаагской конференции 1907-го года было впервые сформулировано само определение лиц, принимающих непосредственное участие в ведении боевых действий-комбатантов. Тогда были установлены критерии, с помощью которых можно было отличить комбатантов от других участников конфликтов.

«Военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) имеют определённый и явственно видимый издали отличительный знак;

3) открыто носят оружие;

4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в её состав, понимаются под наименованием армии».

Четкое определение понятия подчеркивало особый статус и связанные с ним особые права: «Сражающиеся-это лица, входящие в состав вооружённых сил одной из воюющих сторон и непосредственно ведущие боевые действия против неприятеля с оружием в руках. За ними признаётся право применять военное насилие; к ним самим применяется высшая форма военного насилия, то есть физическое уничтожение; попав в руки неприятеля, комбатанты имеют право на обращение с ними, как с военнопленными.

Из этих критериев вытекает, что комбатант является не только субъектом, но и непосредственным объектом военных действий противника, а перестаёт быть таким объектом лишь в случае ранения, взятия в плен».

Лица, не принимающие участия в боевых действиях, были названы-нонкомбатантами. Это входящие в состав вооружённых сил лица, функции которых сводятся лишь к обслуживанию и обеспечению боевой деятельности вооружённых сил, и которые имеют право применять оружие только в целях самообороны. Согласно 4-й конвенции, нонкомбатанты не являются субъектом применения насилия в военном конфликте, в отличие от комбатанта.

Впоследствии, принятие этих международных соглашений дало дальнейшее развитие юридической деятельности в области применения химического оружия. Так был подписан Женевский протокол 1925 года, запрещавший применение химического оружия во время войны. Следует отметить, что некоторые аспекты Женевского протокола (перемещение химических и бактериологических вооружений) стали предметом более 

поздних международных договоров, а именно Конвенции о биологическом оружии 1972 года и Конвенции о химическом оружии 1992 года9.

Наёмники-лица, действующие в целях получения материального вознаграждения, не являющиеся гражданами ни одной из сторон конфликта, не проживающие постоянно на их территории и не являющиеся лицами, направленными для исполнения служебных обязанностей, не могут претендовать на статус комбатанта и военнопленного. В ряде стран наёмничество признаётся преступлением и подлежит уголовному преследованию. Следует проводить различие между наёмниками и добровольцами: последние участвуют в конфликте по идейным соображениям и являются комбатантами.

Согласно Первому Дополнительному Протоколу к Женевским Конвенциям наёмники не получают статуса комбатанта и военнопленного, но тем не менее с ними необходимо обращаться гуманно согласно ст. 3 общей для всех Женевских Конвенций.

Территория государства считается оккупированной, если фактическая власть на ней перешла в руки вражеской армии. Вопросы, связанные с оккупацией, регулируются Гаагским положением 1907 года, IV Женевской конвенцией 1949 года и некоторыми положениями Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям, принятого в 1977 году.

С переходом фактической власти на территории к оккупационной администрации последняя обязана сделать всё от неё зависящее для восстановления общественного порядка и спокойствия. Законы, прежде установленные на данной территории, должны сохранять свою силу, если только обратное не продиктовано крайней необходимостью. Должны уважаться права семьи, отдельных лиц и частная собственность.

Оккупирующая держава не имеет права переселять часть своего населения на территорию, которую она оккупирует.

Запрещено принуждать население оккупированной территории к выдаче информации об армии воюющей стороны и о её способах обороны. Запрещено принуждать население присягать на верность неприятельской державе. Запрещено наказывать лиц за деяния, которых они не совершали (коллективные наказания).

Грабёж безусловно воспрещен. Если неприятельское государство собирает на территории установленные законной властью налоги, оно должно руководствоваться существующими правилами налогообложения и нести расходы в размерах, соответствующих размеру расходов законного правительства на данной территории. Контрибуция может быть взимаема только на основе распоряжения начальствующего командира, при этом плательщикам контрибуции должна выдаваться расписка.

Армия, занимающая ту или иную область, имеет право завладеть деньгами, фондами, долговыми требованиями и другими активами, принадлежащими непосредственно вражескому государству, которые могут быть использованы в военных целях. В то же время собственность общин, религиозных, художественных, образовательных, научных и благотворительных учреждений приравнивается к частной, даже если последние принадлежат государству-врагу. Захват, повреждение или уничтожение подобных учреждений, а равно уничтожение исторических, культурных и научных ценностей, запрещаются и должны преследоваться.

Нейтралитет-правовой статус государства, при котором оно воздерживается от действий, способных вовлечь его в международный военный конфликт.

Права и обязанности держав, являющихся нейтральными по отношению к конфликту, определяются V Гаагской конвенцией 1907 г.

Территория нейтральных государств считается неприкосновенной. Воюющим сторонам запрещается использовать её для перемещения войск, военных грузов и для установки оборудования связи. Запрещается проводить вербовку на территории нейтрального государства. Последнее, со своей

стороны, обязано не допускать нарушения её нейтралитета со стороны воюющих государств.

В случае, если на территории нейтрального государства появляются войска воюющих сторон, оно обязано их интернировать на территории, находящейся как можно дальше от театра войны. При этом оно имеет право отпустить офицеров под честное слово не покидать нейтральной территории. В случае, если на территории нейтрального государства окажутся военнопленные, бежавшие из мест содержания, оно обязано их освободить.

 

Заключение

 

Таким образом, в юридических документах конца 19-го начала 20-го века были сформулированы основные положения, касающиеся применения не только химического оружия, но и оружия, направленного на то, чтобы причинить излишние страдания. Были сформулированы санкции за применение химического оружия, некоторые из которых действуют и в наше время. Зафиксированная в документах, юридическая ответственность за применение химического оружия, как оружия массового поражения, стала настоящей базой, благодаря которой впоследствии международное гуманитарное право начало получило бурное развитие.

 

Список использованной литературы

 

А. И. Уткин : «Первая Мировая война». М, 2001.

А. Н. Де-Лазари: «Химическое оружие на фронтах мировой войны 1914-1918 гг.» М, 1935.

Б. Л. Гарт: «Правда о Первой мировой» М, 2009.

В. Д. Гахов. Смертельная опасность в центре города. Госархив Томской области.

С. А. Хмельков: «Борьба за Осовец.» М, 1939.

 

Источники

 

Вторая конференция мира 1907 СПб, 1908

Ф. Ф. Мартенс: Версальский мирный договор: История дипломатии 2 изд. 3 т. Москва-1965.

Изложение Гаагской конференции 1889 г. // Ф. Ф. Мартенс: Современное международное право 4 изд. 2 т. СПб, 1900; Версальский мирный договор: История дипломатии 2 изд. 3 т. М, 1965.